Translate Blog

понедельник, 22 июня 2015 г.

Лариса Ильченко: Плавание на открытой воде - это навсегда

Олимпийская чемпионка Лариса Ильченко, приехавшая на чемпионат России в Краснодар в новой роли, рассказала о до сих пор поступающих предложениях возобновить карьеру, об организации собственного детского турнира и о том, что чувствует, смотря на спортсменов со стороны.

— Я здесь в роли представителя команды Волгоградской области. Как наставник с удовольствием делюсь опытом со спортсменами, а также помогаю родной команде, чем могу — порой даже в качестве массажиста. Словом, специалист широкого профиля. Девочки, которым я готовлю обед и ужин, меня даже называют «мама Лара».

— В женской сборной России остались еще те, с кем вы плавали вместе?

— Например, Анастасия Крапивина и Анастасия Азарова начинали профессиональную карьеру, когда я уже заканчивала. А теперь они лидеры команды. Знаю и многих других девочек.

— Мужская команда обновилась не так сильно. В чем причина?

— В плавании на открытой воде век спортсмена вообще намного дольше, чем в бассейне. Конечно, есть возрастные ребята, но ведь в марафоне это не вредит, наоборот, идет в плюс. У них большой опыт российских и международных стартов, они совершали ошибки и учились всему сами — это делает их сильнее конкурентов.

— Знаменитый немец Томас Лурц, недавно завершивший карьеру, доплавал до 37 лет.

— А его соотечественнице Ангеле Маурер 41, и она все еще действующая спортсменка. Они начинали выступать еще до меня, и заканчивают позже. Хотя в России и Германии системы подготовки сильно различаются, да и мотивация у каждого своя. Рада, что они оказались такими долгожителями. А вице-президент ВФП и бывший главный тренер нашей сборной Дмитрий Белов и вовсе встретил меня словами: «Тебе же всего 26 лет, возраст почти детский! Пойдем обратно!»

— В воду все еще тянет?

— Конечно, когда приезжаешь на соревнования, видишь все своими глазами, еле удерживаешься на берегу. Но потом вспоминаю, как это тяжело, и успокаиваюсь (смеется).

— А насколько различаются ощущения пловца в воде и стороннего наблюдателя?

— Если бы я не посвятила плаванию на открытой воде большую часть своей жизни и не знала, каково это — идти в группе, где воздух пропитан напряжением, я бы волновалась за ребят, но не более того. Но я, можно сказать, проплываю всю дистанцию вместе со спортсменами — прохожу повороты, веду силовую борьбу. Поэтому я чувствую больше, чем другие зрители и даже судьи, которые находятся от пловцов в нескольких метрах. Вижу то, что от остальных скрыто. И мне приятны такие ощущения — я всецело посвящена этому виду спорта. Пловцы-марафонцы не ограничены пределами бассейна и дорожками — с тех пор, как я в 13 лет открыла для себя все это и поняла, что мне тут интереснее, осталась навсегда.

— Вы не раз говорили, что не готовы возобновить карьеру. Но ведь сейчас есть и соревнования в категории «Мастерс».

— Я не могу относиться к стартам любого уровня небрежно. К соревнованиям всегда нужно подходить на высшем уровне — или ты полностью готов, или лучше не выходить на старт. А времени на это сейчас нет — у меня есть любимая работа, семья — муж и маленькая дочка, другие разные интересы. Но в будущем не исключаю такой возможности.

— Ваша давняя подруга по команде Екатерина Селиверстова в конце июня выступит на этапе «Кубка чемпионов» в Сочи, где звезды плавания выступают вместе с любителями. Ваше отношение к таким турнирам?

— Мне кажется, это источник вдохновения для тех, кто выходит на старт рядом со своими кумирами. Говорю на личном опыте — для меня в свое время таким примером была знаменитая голландка Эдит ван Дейк. Меня восхищал ее универсализм, ведь она одинаково успешно плавала и 5, и 25 километров. Затем она удивила меня, когда вернулась в спорт после рождения ребенка, отобралась на Олимпиаду и в Пекине плыла вместе со мной. Поэтому здорово, что ребята таким способом развивают плавание.

— Сами спортсмены, говорят, что когда на старт одновременно выходят несколько сот человек, это прибавляет остроты ощущений.

— Конечно, ведь у нас контактный вид спорта, где выживает сильнейший. Нужно иметь смелость встать на старт в таких условиях.

— Многие марафонцы после завершения карьеры отправляются переплывать, например, Ла-Манш. У вас не было подобной мечты?

— Нет, если честно, я всегда боялась таких длинных дистанций. Даже 10 километров поначалу не воспринимала. Отбиралась в сборную на «пятерке», выступала на чемпионатах мира. А потом «десятку» ввели в олимпийскую программу, а золото Игр — мечта каждого спортсмена. Я не могла упустить такой возможности. Но вот если бы это было не 10, а 25 километров, сомневаюсь, что приняла бы такое же решение.

— Совсем пройдет первый в российской истории домашний чемпионат мира по водным видам спорта. Вы приедете в Казань?

— У меня есть официальное приглашение от Всероссийской федерации плавания, за что я очень благодарна и горжусь таким вниманием. Приеду ли я в Казань, будет зависеть от ряда обстоятельств, ведь сейчас я занимаюсь организацией собственного детского турнира на открытой воде. Он должен пройти в Волгограде в начале августа. Хотя, конечно, очень хочется поддержать нашу сборную лично. Надеюсь, что у меня получится успеть везде.

— Расскажите чуть подробнее о ваших соревнованиях?

— Мы планируем провести их в трех дисциплинах — 3 километра для детей от 11 до 14 лет, 5 и 10 километров — для ребят постарше. Ставим целью собрать около 200 участников. Мы хотим с помощью этого турнира, который должен стать ежегодным, пропагандировать здоровый образ жизни и популяризировать наш вид спорта. Хочется, чтобы о нем знало как можно больше людей. Сейчас на новый уровень вышла организация чемпионатов России, в чем большая заслуга национальной федерации. И мы, как неравнодушные к плаванию люди, пытаемся вносить в процесс развития какие-то свои поправки. Хочется, чтобы они были услышаны, ведь мы делаем общее дело и должны говорить на одном языке

Комментариев нет:

Отправить комментарий