Translate Blog

воскресенье, 8 мая 2016 г.

Виталий Худяков: Психологическая борьба начинается задолго до гонки

Главный претендент на получение олимпийской лицензии в плавании на открытой воде Виталий Худяков в интервью корреспонденту ProsportKz.kz рассказал, как идет подготовка к отборочному старту в Сетубале, о конкурентах, мельдонии и многом другом.

– Прежде всего, расскажите, как обстоят дела по завоеванию лицензии?
– В бассейне норматив В выполнил, но он не дает стопроцентного попадания. Еще в 2008 году пересмотрели правила. Тогда с нормативом В я мог поехать на Игры. Еще после Лондона ввели квоты для спортсменов, теперь надо в рейтинге попасть в топ-50. Для этого результат нужно иметь очень сильный. Ряд стартов еще есть в бассейне, будем пробовать улучшать результат. А что касается открытой воды, то у нас первый отбор прошел на чемпионате мира в Казани. Первая десятка получила лицензии. Второй квалификационный старт будет в июне в Сетубале (Португалия). Там отберутся еще 15 человек. Десять напрямую, и сразу же по итогам этой гонки определят пять сильнейших спортсменов своих континентов.

– В бассейне в какой дисциплине и дистанции специализируетесь?
– Норматив В выполнен на 400 м вольным стилем. Также есть неплохие шансы на 1500-метровке кролем показать результат. К остальным дистанциям нужно готовиться специально, учитывая специфику.

– Вы упомянули отбор в Сетубале, каковы шансы попасть в первую десятку?
– Шансы хорошие. Много пловцов, кто на «мире» тоже не отобрались. Тот же олимпийский чемпион Усама Меллули. Он в Казани был только 23-м или 24-м, то есть не получил именную лицензию. Сейчас уже все достаточно готовы. Ребята в интернете выкладывают видео своих тренировок. Все готовятся. У нас такой вид спорта, где от каждой мелочи может зависеть результат. Тот же Ричард Уайнбергер, бронзовый призер прошлой Олимпиады, на чемпионате мира мог выиграть с таким большим отрывом, но пропустил буй, из-за чего ему пришлось вернуться и проплыть лишние триста метров. В итоге не хватило на финише всего ничего. Воля случая.

– Спортсмены так в себе уверены, что выкладывают видео своих тренировок, раскрывая карты?
– Я думаю, что они не раскрывают все карты. Это идет психологическое воздействие. Я проплыл тренировку за час и 50 минут, а мой соперник за час и 49 минут. Зная мое время, он будет пробовать как-нибудь психологически надавить. Например, выкладывая видео, так как уверен, что я за ним слежу. Своего рода борьба начинается задолго до гонки.

– А что касается континентального отбора, сколько у вас соперников в Азии?
– В нашем регионе претендуют на лицензию три человека. Судя по итогам прошлого года, кто как выступал. Это японец Ясунари Хирай, китаец Чжан Зибин и я. Если не попадем в десятку, то основная заруба ожидается между нами. В то же время нельзя сбрасывать со счета и других пловцов. Очень много ребят, которые в бассейне тренируются. Они видят, что, допустим, Усама Меллули может плыть и в бассейне, и в открытой воде, и также пробуют свои силы. Поэтому могут вылезти пловцы из Индии и Кореи, которые имеют хорошие скорости. Трудно загадывать.

– Иными словами, ваша цель попасть не только в десятку, но и стать лучшим среди азиатов на этом старте?
– Да. Нужно побороться за как можно более высокое место. Чем лучше, тем больше шансов на получение лицензии.

– В 2013-м на домашнем чемпионате Азии вы соревновались с сирийцем Мохаммедом Салехом, сейчас он где?
– Он не пропал, тренируется в Сирии сейчас, тоже готовится на отбор в Сетубале. Мы с ним и его тренером в хороших отношениях. Они тоже выкладывают видео, посмотрим, в какой форме сможет подойти к старту.

– Он по-прежнему представляет силу?
– Знаете, никого нельзя сбрасывать со счета. Этот парень в свое время удивлял. Я думаю, что он и сейчас способен на это вполне. Он возрастной, но может преподнести сюрприз, поэтому пока не могу ничего сказать.

– Вы также вспомнили про чемпионат мира в Казани, как оцениваете свое выступление там?
– Выступление прошло удовлетворительно. Было много совершено ошибок по дистанции, которые мы с тренером разобрали. Сделали выводы, посмотрим, как будет дальше.

– В этом году вы поучаствовали в двух этапах Кубка мира, что можете сказать об этих гонках?
– Старты в основном проводились под нагрузкой, чтобы немного поднять свою планку. Часть задач я выполнил, мы пробовали, проверяли наработки с тренером.

– То есть гонки были вкаточные, на высокий результат не шли?
– Конечно, хотелось показать там как можно лучший результат, но как я говорил, в открытой воде многое зависит от различных факторов, которые могут повлиять на итоговое место.

– На чемпионате мира была река...
– Да, мы плыли в реке Казанке в стоячей воде, но при этом были показаны очень высокие скорости. А, например, в Аргентине тоже была река, Рио-Негро, но она океаническая. У нее очень сильное течение, то есть половину гонки пришлось плыть против течения, и наоборот. Там тоже была своя специфика подготовки.

– Пресная и морская вода – большая разница?
– Да, плотность и скорость в соленой воде, как правило, выше. Бывают тоже свои аспекты.

– Вы недавно вернулись со сборов, где готовились?
– В основном были на Иссык-Куле. У нас там неплохая база. Все условия для тренировок. Опять же озеро под боком, где можно плавать на открытой воде. Приближенные условия, оно не сильно соленое. База, в принципе, нас с тренером устраивает.

– Что касается воды, она же там довольно холодная...
– В зимний период холодная. Но тут тоже как посмотреть. В открытой воде соревнования разрешается проводить при 16 градусах. К этому надо быть готовым. Тот же экс-чемпион мира Спиридон Янниотис готовится в Греции. Недавно он выкладывал видео тренировки в Средиземном море, там вода градусов 15 всего.

– Расскажите о ваших ближайших стартах.
– Ближайший старт в бассейне – это чемпионат республики в Актюбинске. Затем уже отборочная гонка в Сетубале, к которой и готовимся сейчас.

– Какие дистанции собираетесь плыть на чемпионате страны?
– Я поплыву 100 и 200, 400 и 1500 м вольным стилем. Не буду стартовать на полтиннике. А там, где буду участвовать, эти все дистанции взаимосвязаны. Если удастся повысить скорость на сотне, то быстрее получится и 200 и так далее.

– Вы все равно же по своей специфике стайер, как вам удается бороться с тем, кто именно специализируется, допустим, на сотке или двухсотке?
– Проигрывать никогда не хочется. Поэтому изыскиваю внутренние ресурсы. Пробую подымать скорость. Можно сказать, что я использую эти старты и соперников как ориентир. Знаю примерно, как плывут конкуренты в заплыве и что мне надо сделать, чтобы побить их результаты.

– Следите за выступлениями наших пловцов в бассейне?
– Да, конечно. Мне интересно, потому что ребята показывают достаточно неплохие результаты. У Димы Баландина сейчас восьмой результат, если не ошибаюсь, в мировом рейтинге на его дистанции. Но это еще не лучшее время. Если он покажет максимум, то будет претендентом на медали в Рио. Парень он хороший, мы общаемся с ним и со всей сборной.

– Они вас не хотят перетащить к себе в бассейн?
– Нет. Специфика все равно другая.

– Помимо вольного стиля другие практикуете?
– Да, в свое время, когда мне было семнадцать, плавал комплексом 400 м. На юношеском чемпионате Азии стал третьим. Долгое время практиковал 200 м баттерфляем. По короткой воде рекорд Казахстана, конечно, слабенький, но я его побил (смеется).

– Не могу не спросить о пресловутом мельдонии, который сотряс спортивный мир, в том числе и плавание...
– Я думаю, что основной принцип ВАДА заключается в том, чтобы защитить спортсменов. Если препарат вредит здоровью, то его вносят в список запрещенных. Доказано, что мельдоний при длительном использовании наносит вред спортсмену. Поэтому он не отвечает правилам ВАДА и правильно его внесли в список запрещенных. Когда это происходило, никто не сопротивлялся, не говорил, что это неправильно.

– В сборной Казахстана его применяли до запрета?
– Честно, не знаю. Многие спортсмены принимают препараты и не говорят тренерам, или тренеры дают их пловцам не рассказывая, что это. Я один раз употреблял, потому что были проблемы со здоровьем. Мне прописали его пропить, прошел курс лечения. Потом нам сказали, что мельдоний занесен в мониторинг ВАДА, и мы полностью перестали его употреблять.

– Где вы тренируетесь в Казахстане, и есть ли с этим какие-нибудь проблемы?
– Когда нахожусь в Алматы, то тренируюсь в Центральном бассейне, а если не хватает времени, не успеваю проплыть объем, так как меня поджимают другие команды, то перехожу в интернат РСШИКОР имени Каркена Ахметова. Там 25-метровый бассейн, но нет проблем с водой. Бывший директор очень хорошо относится к нашему спорту. Мы к нему обратились, он в любое время и сколько нужно дал нам возможность плавать.

– А Капшагай используете?
– Да, там есть база. В летнее время проводятся сборы. В этом году вроде бы тоже должны быть.

– Другие места в Казахстане не рассматривали?
– Покамест не находили. Скорее всего, федерация даже не искала. Я знаю много баз в том же Боровом, где триатлонисты тренируются. Мои знакомые рассказывали, что там достаточно неплохие условия. Есть бассейн, озеро, есть где побегать, позаниматься в зале. Все зависит от федерации, это не моя компетенция.

– Вернемся к Олимпиаде, на ваш взгляд, кто главный претендент на победу?
– Знаете, именно на открытой воде все, кто отберется на Олимпиаду, имеют очень хорошие шансы побороться за медали. 25 сильнейших спортсменов планеты соберутся вместе. Если на этапах Кубка мира выступают 75 человек, и все они являются по-своему угрозой друг другу, то здесь из всех лучших соберут самых-самых. Очень трудно предсказать что-то. Действующий чемпион мира Джордан Вилимовски и Олимпийских игр Усама Меллули имеют высокие шансы. То что тунисец плохо проплыл на «мире», абсолютно не показатель. Сейчас ряд стартов проходят в Америке, и он выкладывает видео, где прибавляет и выходит на свою форму. Тот же Спиридон Янниотис был третьим в Казани. Опытный спортсмен, две Олимпиады у него не получилось завоевать медали, но есть большая мотивация заполучить их. Те же самые призеры прошлых Игр, которые уже отобрались и будут пытаться защитить свои позиции.

– Количество проведенных стартов до главного турнира влияет на итоговый результат?
– Если они запланированы, то, конечно, влияет. Самое главное это опыт. В каждой гонке, по аналогии с велоспортом, чем больше гонщик проходит, тем лучше готов к другим соревнованиям. Здесь примерно такая же ситуация.

– В связи с этим на ближайшие этапы Кубка мира планируете поехать?
– Стартов много уже прошло. Этапы Кубка мира пройдут после отбора. Но точно не знаю, поеду на них или нет. Вроде бы заявки отправляли. Но конкретного пока ничего сказать не могу.


Источник prosportkz.kz

Комментариев нет:

Отправить комментарий